воскресенье, января 20, 2008

"Хороший Сталин и плохой Малевич"

Просто хотел бы объяснить причины ряда моих резких и категоричных, если не сказать хамских, выступлений против определенных тенденций, которые все более и более становятся очевидными не только в виртуальном, но также в печатном мире.

Когда Малевич нарисовал свой чертов черный квадрат, освобождая "краски от формы", конструктивисты всех стран объединились. В то время, как пролетарии всех стран только пытались это сделать. Когда еще не было сталинских лагерей, конструктивисты уже строили свои "лагеря" в антиутопиях (Е.Замятин, "МЫ"). Можно по-разному об этом говорить: искусство впереди общественно-политической жизни, а можно сказать, что "конструктивисты" не картины рисовали, а строили мир "общечеловеческого счастья". И делали они это методами сравнимыми с идеями товарищей Ленина и Сталина. Отличие в том, что одни убивали людей, их историю; а другие уничтожали традиционную культуру и деморализовали ее представителей. Можно назвать это прогрессом или даже законом "отрицания", можно назвать просто бунтом. Но любой бунт имеет только тогда позитивное начало, развитие и прогресс, когда не направлен на уничтожениие или разрушение человека и культурных ценностей... Это закон "качества", который работает вместе с законами "отрицания" и детерминизма.

Только один Малевич настолько развратил искусство, что до сих пор можно считать, что цель любого вида современного искусства - превратить его в помойку. Практически уже не существует критериев "добра и зла", которые лежали в основе искусства, есть помойка, трэш из которой критики, подобно рекламным агентам, вынимают определенные вещи и возводят их в ранг "настоящего искусства". Ценность побеждается ценой. Виноваты ли в этом художники, музыканты? В большинстве своем нет, если они искренно выражают своим искусством те принципы и методы, которые лежат в основе искусства - познание человека и мира. Но фарс как раз и заключается в том, что художники больше не определяют, как говорил еще один "конструктивист": "Что такое хорошо, И что такое плохо".

Фотография, в начальном виде - это не искусство. Это проекция реального мира, а не проекция сознания художника. Следовательно, фотография - это больше чем просто искусство индивидуальности художника.

Фотография до сих пор не имела такой противоречивой и увлекательной истории как, например, живопись или рисунок. Как бы не хотели фотохудожники догнать настоящих художников - этого не произошло и не могло произойти по причине, которую я уже назвал. Сами художники достаточно часто использовали фотографию, но лишь как "подсобный инструмент" для самовыражения своей мозговой деятельности в различного рода видах современного искусства. Кроме того это значительно оправдывало отсутствие знаний, умения банально рисовать карандашом или долгими часами сидеть на "плэнере", в то время как срисовать можно и с "фотки", сидя в квартире или мастерской.

Первым "монтажником-конструктивистом" фотографии был известный всем Родченко. Если бы он не был художником, а документалистом, то "хороший Сталин", все-таки, отправил бы его в лагеря, которые прежде Родченко "конструировал" вместе с Маяковским в своих фантазиях. Как, например, писателя Замятина, вначале травили, а потом отправили заграницу с личного "дозволения" Сталина. Случилось это потому, что Замятин занимался не чистым искусством конструктивизма, а еще был "инженером человеческих душ". Искусство уже давно часть идеологии. Если Сталин и Гитлер предпочитали классику в искусстве, то в общественно-политической жизни, они были известными "конструктивистами". И совсем не потому, что они не разбирались в новаторстве скульпторов, художников.., они даже поддерживали их, но до той грани, когда искусство не касалось общественно-политической жизни. Это было пространство других "художников". Помните полемику времен застоя про "физиков и лириков" или про "инженеров человеческих душ"? Это прямые отголоски принципов конструктивизма и сталинизма.

Дискуссии Родченко и фотографов того времени, (прежде всего группы "Октябрь" ) носили собой не дискуссию о "ракурсах" и не о искусстве фотографии, а касались идеологии в фотографии. Например, как надо снимать Ленина. Большинство фотографов принимает Родченко именно как фотографа, а не художника или дизайнера (последние считают наоборот), но проблема в том, что Родченко, прежде всего, был идеологом той фотографии, которая развилась в полный маразм 70-х и 80-х годов. Это случилось бы гораздо раньше, если бы не было Второй мировой войны во время которой, так или иначе, приходилось считаться с принципами документальности в фотографии. Другими словами, если сравнивать в фотографии заслуги "ракурсов Родченко" и его идеологию "конструктивиста-ленинца" в фотографии, то неоднозначно - больше пользы или вреда это принесло советской фотографии. Что касается "ракурсов", то еще в 19-м веке художники обсуждали эту проблему в живописи. Дебилизм в том, что фотографы всегда хотели быть "хоть чуть-чуть художниками" и так называемый авангард Родченко в фотографии до сих пор приводит их в свинячий восторг, как пример "истинного фотохудожника".

В том, что в наше время народные массы заразились "искусством фотографии" нет ничего плохо. С одной стороны - это действительно так, но с другой - технологии стали настолько доступны для самых широких масс обывателя, что превращение фотографии в помойку стало настолько легким и удобным делом, что не воспользоваться этим означает быть плохим бизнесменом, плохим галерейщиком или не "продвинутым редактором".

Первое, что нужно сделать: это разрушить и обесценить принципы документальности. Исключить индивидуальность. Потом все превратить в массовость. Затем создать "агентства-помойки", где фотография продается за "пять рублей". Затем из этой помойки достать доморощенных "гениев" и сделать их флагом авангарда. Другими словами формально все вернуть на свои места и обозначить своих героев. Так начинается любой "конструктивизм", который сейчас может называться "бизнес-планом" или "технологией успеха".

Когда это касалось арт-фотографии, фотохудожники, наверное, были счастливы. Я не знаю. Но проблема в том, что любой бизнес требует развития гораздо более интенсивного и более агрессивно, чем любой вид искусства. Так подошла очередь к журналистской и документальной фотографии.

Я не буду рассказывать то, как делаются "конструкции" современных репортажей, какими методами и на основе каких принципов. Каждый, работающий в масс-медиа, прекрасно это знает. С меня хватит одного примера. Я не стану объяснять почему в гламуре и глянеце теперь модно публиковать репортажи и "легкую чернуху с элементами человеческой красоты и убогости". Тоже вполне понятно.

К чему я это все пишу? Чтобы объяснить свою нетерпимость и раздражительность к происходящему сейчас в нашей фотографии. Дело в том, что согласно моим убеждениям, наследником "конструктивизма-ленинизма" в стране является гламур и глянец - явление оказывающее огромное влияние как на культуру и искусство, так и на общественно-политическое и идеологическое мировоззрение. Это конструкция современного утопического мира, пропаганда, культивированная правительством, рынком, рекламными агентами, называющими себя критиками, учителями и мэтрами, галерейщиками и креативными директорами.

Но лично для меня самой главной тревогой является то, что большинство фотографов, в том числе документалистов и журналистов очень легко, деликатно-продажно подстраиваются под те "новые законы", которые определяют "конструкторы современности". Нет сопротивления. Нет протеста. Не фотографы, а спящие красавицы, мечтающие о своем Иване-Дураке.

При этом все очень красиво и "по-новому" называется в виде "рынка и методов капитализма". Совковость презирается. Господа-товарищи-фотографы, это не капитализм, это феодализм, где если и присутствует понятие совести, то лишь в качестве атавизма. Мы живем в стране - "сырьевом придатке" не только потому, что способны продавать исключительно нефть, газ или что Бог послал, а в лучшем случае ракеты. Мы "сырьевая страна" потому, что у нас отсутствует огромный культурный, исторический и гражданский пласт сознания, отсутствует по самым разным причинам. Это главным образом и является плодотворной почвой для самого широкого спектра "экспериментов" как в общественной жизни, так и во всех видах искусства: начиная от идей коммунизма и кончая утопиями футуристов.

В любом проспекте московского Дома фотографии прописана главная задача - развитие отечественной фотографии. Когда американцы организовали Интерфото, им через несколько лет сказали - валите в свою Америку, мы тут "сами с усами". Сегодня "триумф" МДФ - "серебряная камера". Полнейшее надувательство, цинизм и профанация. Никто и никогда не занимался в этом "доме" развитием отечественной фотографии. Занимаются только бизнесом. В том числе и за пределами Отечества. Всем давно по барабану не только наша, но и мировая фотография. Тоже самое можно сказать про целый ряд галерей и музеев. Задача простая - достать из помойки очередного клоуна в виде художника, фотографа или музыканта. Это "конструкция" уже является самодостаточной в современном искусстве.

Про МДФ даже скучно. Стоит появиться в Париже какой-нибудь "разновидности", то эта разновидность тот час плодится в МДФ в геометрической прогрессии. Как же, у нас тоже есть. Как там, так и у нас - достали из помойки. Не можешь купить Кандинского? - пожалуйста Вася Пупкин из МДФ. Искусство, блядь, должно принадлежать народу! - как говорил великий Ленин. Однако разница в том, что в нашей помойке ничего нового уже давно не найдешь, кроме как способность бизнесменов разных уровней организовывать новые помойки в виде агентств, галерей или интернет-пульпы с фиктивными задачами просвящения. Не МДФ, конечно, в Париже выставки-продажи не часто случаются, соответственно и "клоуны" рангом ниже.

Когда меня называют "скандалистам", то я могу с этим согласится, но только в той части дискуссии, которая касается моего личного представления о мировоззрение фотографии, а не в части касательно отдельных личностей с претензиями по-рулить в лодке без паруса и руля. Меня упрекают в критике и в отсутствие реальных действий. И в самом деле лучший способ противостоять такого рода глобализму - создать альтернативу. Но во-первых: это не является моей профессией, смыслом жизни и предметом моих страстей . Во-вторых: такая альтернатива давно есть на западном рынке не только в искусстве, фотографии, но и в общественно-политической жизни. Но в силу нашего феодализма - об этом не принято говорить и тем более некому заниматься. Как чиновники, так и гламурщики боятся "революции" (ха-ха) - чувство страха - единственное достижение в нашей стране за всю историю развития гуманизма и гражданственности.

Мы же до сих пор находимся в какой-то странной и тупой прострации, что "железный занавес" рухнул, и теперь у нас все есть. "Чо еще надо?" Ничего у нас нет того, что имеет отношение к "западному капитализму" и культуре, да и быть не может; железный занавес прекрасно работает в головах большинства населения, включая фотографов. Это как "код Сталина" - у одних, и "код Малевича" - у других.

Можно расценивать это и как "пургу сумасшедшего", что фотография не имеет отношения к Малевичу или Кандинскому, Сталину или Гитлеру; или что это всего лишь неудачные аллегории, дело не в этом. Хотели бы мы того или нет, мы живем в одном мире, в том самом мире, где был "хороший Сталин" и "плохой Малевич". Сейчас мы можем утверждать наоборот, но в этом нет заслуги ни того, ни другого. В этом заслуга принципов открытого общества. У нас нет фотографий 37-го и нет фотографий "великой стройки" Беломор-канала, усеянного тысячими трупов. От туда у нас 5-6 попагандистских "ракурсов" Родченко, которым мы восхищаемся до сих пор и который почему-то единственный, кто месяцами мог там снимать. Там и много где, не было ни одного западного документалиста и более менее честного советского фотографа-документалиста.

"Конструкции" в искусстве и искусственно-созданная общественно-политическия система в нашей стране - процесс необратимый. Процесс, который уже не принадлежит контролю художников или музыкантов и, соответственно, никогда не был подвластен общественным массам. Документальная фотография, когда не считалась предметом искусства, стояла вне этих категорий на Западе, а в СССР использовалась как метод "объективной" пропаганды.


Жизнь и фотография - абсолютно не та область "искусства" из которой можно городить конструкции. В противном случае это не жизнь и, тем более, не ее проекция в виде фотографии.


Но для меня лично хуже всего не результаты глобализма, которые коснулись фотографии в том числе, а то, что сегодня вместо "конструкций" Малевича и Сталина, мы получили гламур-маразм Ксюши Собчак и Володи Путина. Дочь таинственно погибшего друга президент и сам "Национальный герой". Глянцевая сказка. Меня можно сколько угодно называть "похабником и скандалистом", но все нашенские "конструкции искусства" и общественно-политическая деятельность укладывается в эти два "замечательных" образа. Или две формы, если вернуть краски в образы. Плюс-минус несколько процентов... на откаты.

И последнее в свое оправдание: у моих "идеологических врагов" - глумарщиков и "конструктивистов жизни" есть действительно тайна. Она очень простая: "...у него есть тайна, посредством которой, когда она откроется, все люди сделаются счастливыми, не будет ни болезней, никаких неприятностей, никто не на кого не будет сердиться и все будут любить друг друга, все сделаются муравейными братьями..." - Лев Толстой. Классика конструктивизма. Будьте счастливы!
(Посмотреть черный квадрат - нажмите на ее репродукцию, сделанную фотошопом. Посмотрев, можете согласится или нет - идея достойна современного искусства ;))
Update: Проверь себя на "код Малевича", Арт или фейк?
P.S. Специальное спасибо Валерию Щеколдину за длинные беседы о жизни вааще и о фотографии в частности.